Дмитрий Родионов (crazy__cucumber) wrote in wikipedia_blog,
Дмитрий Родионов
crazy__cucumber
wikipedia_blog

Categories:

История одного звонка

Сегодня утром я заблокировал один IP за угрозы судебным преследованием в Википедии. Верный ПДН, я предположил, что участник мог не знать о запрете на подобные угрозы в Википедии, в связи с чем решил связаться с ним, объяснить о факте существование данного правила и, возможно, разблокировать после обещания перейти к дискуссии и прекратить угрозы.

Отдельно я держал под руками ссылки на закон и комментарии к нему, указывающие на допустимость подобного использования, предполагая, что этот пункт также может стать предметом дискуссии.

Учитывая предысторию (см., к примеру, тут, тут и тут), особо высоких надежд я не питал, но телефонный разговор превзошёл все мои ожидания.

Звонок с немецкого номера уважаемый Рубен Александрович почему-то принимать не захотел, в связи с чем пришлось воспользоваться чудом зарубежной техники под названием "Skype".

Подняв трубку, г-н Искандарян на своё имя не отозвался, но зато сразу поинтересовался, откуда я знаю его номер телефона. Я объяснил, что на сайте Википедии был оставлен подписанный его именем текст, в котором и был указан этот номер. После чего Рубен Александрович любезно прочитал мне этот текст ещё раз полностью, не обращая внимания на мои жалкие попытки сообщить, что, в общем-то, я его читал и имею к нему доступ. Дополнительно мне было сообщено, что все разговоры записываются, а телефон подключён к системе СОРМ. Также была выражена твёрдая уверенность в том, что я тоже пишу наш разговор (чего я, к сожалению, не догадался сделать) и также что наш разговор прослушивается и другими людьми.

Верный продуманной мной схеме разговора, я попытался вернуть его к тому, что я был вынужден ограничить его доступ к правке Википедии в связи с угрозами судебным преследованием.  К сожалению, мне удалось признести лишь слова насчёт ограничения доступа, после чего Рубен Александрович отметил, что он не в претензии, он ничего не нарушает, в то время как мы ... (см. предыдущий абзац).

Заинтересовавшись, я переспросил, кого он имеет ввиду под словом "мы". Под словом "мы" имелось ввиду некоммерческое партнёрство Викимедиа-Ру, его члены и я лично. В ответ я успел упомянуть,что НП "Викимедиа-Ру" не имеет физического доступа к серверам Википедии да и вообще имеет к ней крайне косвенное отношение. После чего было сказано "тогда к вам лично претензий у меня нет", и увлечённо расписал технические меры, которые будут предприняты для прекращения доступа к ресурсу  "нарушающему законодательство нашей страны", как то судебный запрет, блокировки на магистральных роутера и ещё множество  аббревиатур, опять-таки читавшихся из уже известного читателям источника.

Тут я переспросил значение термина "нашей страны", что Рубен Александрович истолковал по своему. Он указал, что дальнейшее он говорит не столько для меня, сколько "для сотрудников американского консульства, слушающих наш разговор". В принципе, его взгляды по этому вопросу понятны ещё из его правок в Википедии, однако в данном случае он изложил свои взгляды в приложении к самой Википедии. Как выяснилось, Википедия используется ЦРУ для диверсионной работы против Российской Федерации. Это осуществляется путём как антироссийской пропаганды, так и сбора информации о тех участниках, которые, по своему неведению, публикуют там свои данные. О целях данного сбора мне предлагалось догадаться самостоятельно. Одновременно было указано, что ЦРУ в настоящее время активизировала свою деятельность против граждан Российской федерации, но он сделает всё возможное для противодействия этому тлетворному влиянию.

Я ещё раз попробовал вернуть разговор к теме публикации экстремистских материалов, однако куда мне против столь опытного оратора как Рубен Александрович... Указав, что по этому вопросу он не имеет ко мне конкретных претензий, он вернулся к теме претензий к фонду, ЦРУ и необходимости защиты от них простых россиян.

К сожалению, к этому моменту я был вынужден плавно завершать разговор сразу по двум причинам:
1) исходная цель в виде "поговорить и обсудить" виделась мне практически недостижимой в связи с неповторимой манерой ведения разговора Рубен Александровичем.
2) мне становилось всё труднее сдерживать смех.

Итого за 6 минут 11 секунд разговора мне удалось вставить, если я не ошибаюсь, целых 5 реплик из одного предложения каждая, при этом большая часть этих предложений так и осталась неоконченной.

Попытка применения ПДН на практике к конкретному участнику потерпела сокрушительный провал.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments